Слепая машинопись

Статьи о клавиатурных тренажерах
· Клавиатурный тренажер или как быстрее "ослепнуть"
· Две статьи с обзором 20 тренажеров
· Статья с обзором 17 клавиатурных тренажеров
· Алексей Комарницкий и его Инструктор КНОП
· Обучение слепой печати по методу Гальперина П.Я.
"Самоучитель машинописи" Б.И.Березина
· Методика обучения машинописи
· Организация машинописного труда
· Машинописные упражнения
Методика пакетного письма
· Введение
· Из истории машинописи
· Анализ основных положений методики
· Модель пакетного письма
· Формирование качества письма
· Развитие скорости письма
· Структура упражнений
· Освоение клавиатуры
· Буквенные ряды клавиатуры
· Закрепление письма на буквенных рядах
· Цифровой ряд клавиатуры
· Формирование пакетного письма
· Развитие пакетного письма
· Использование навязываемого темпа
· Роль преподавателя в совершенствовании упражнений
· Перспективы использования микро-ЭВМ при обучении
· Заключение + Приложения
Теория машинописи и методика изучения техники письма (1948г)
· Предисловие
· "Слепой" метод письма
· Удар по клавишам
· Ритм письма
· Методическое обучение и производственное ученичество
· Общая методика изучения техники письма
· Система деления клавиатуры для её изучения и система построения курса упражнений
· Тема 1. Основной ряд клавиатуры.
· Тема 2. Верхний ряд клавиатуры.
· Тема 3. Нижний ряд клавиатуры.
· Тема 4. Четвёртый ряд клавиатуры.
· Тема 5. Верхний регистр.
· Тема 6. Цифры арабские и римские и знаки, употребляемые вместе с цифрами.
· Тема 7. Связный текст.
· Темп письма и методика оценки контрольных работ.

I. ТЕОРИЯ СОВРЕМЕННОЙ МАШИНОПИСИ


1. "СЛЕПОЙ" МЕТОД ПИСЬМА


Когда появились первые пишущие машины, то практика работы на них скоро показала, что зрение работающего при быстром письме полностью загружено безотрывным чтением оригинала и что смотреть на клавиатуру он может лишь ценой отрыва от текста оригинала. А это приводило к необходимости запоминания оригинала целыми фразами, к потере времени сначала на чтение оригинала, а затем на отыскивание в нём продолжения текста. Кроме того, при этом часто получались всевозможные искажения текста: перестановка слов, пропуск целых строк оригинала и проч. В то же время было замечено, что хорошие работники после многолетней работы на пишущей машине перестают или почти перестают смотреть на клавиатуру.
 

Эти данные практики и аналогия с игрой на музыкальных клавишных инструментах, когда зрение играющего сосредоточивается на нотах, привели к мысли о создании такого метода обучения, который давал бы возможность работать, не глядя на клавиатуру, по окончании определённого курса, а не только после длительной практической работы.
 

Долгое время методика такого обучения шла ощупью. Так, первоначально, обучающимся завязывали глаза (делали их "слепыми"), затем стали заменять алфавит и другие знаки на клавиатуре машины белыми и чёрными кружками ("ослепляли" клавиатуру), наконец, пробовали закрывать клавиатуру машины и руки пишущего приспособлением, похожим на ящик без крышки и дна (так называемая "клетка"). Отсюда и самый метод получил название "слепого", что по существу весьма неточно, так как действительно слепых учащихся приходится обучать совсем иначе. Способствовал этому отчасти и искажённый перевод соответствующего названия метода в иностранной литературе. Теперь же, поскольку этот термин является общепринятым, приходится придерживаться этого названия или же употреблять более точное, но зато и более громоздкое название: метод письма, не глядя на клавиатуру.
 

Возможность безошибочно писать на пишущей машине, не глядя на клавиатуру, основана на "учении о так называемых типах памяти - зрительном, слуховом и мускульно-двигательном" [1]. Частое повторение человеком одних и тех же движений приводит к их запоминанию и делает их механическими и безошибочно точными.
 

Однородный процесс развития мускульно-двигательного типа памяти происходит у человека и при работе на пишущей машине. При 42-46 клавишах пишущей машины, из которых на русский алфавит приходится только 31 клавиш (а на латинский всего 26), частое повторение одних и тех же движений может наступить и бессознательно для работающего. Эти движения, как бессознательно запомнившиеся, пишущий продолжает в дальнейшем делать безошибочно уже без участия зрения. Охватывая постепенно всё большее и большее число клавишей, этот процесс может привести пишущего к полному освобождению его зрения от участия в управлении клавиатурой пишущей машины.
 

Однако, как показали наблюдения, этот процесс бессознательного приспособления работающего к освобождению своего зрения для беспрерывного чтения оригинала протекает очень медленно (годами) и далеко не всех приводит к письму, не глядя на клавиатуру. Было замечено, что таким письмом овладевают в конце концов те, которые пользуются для письма 2-3 пальцами каждой руки и, наоборот, те, которые пишут всего двумя пальцами обеих рук, никогда не перестают смотреть на клавиатуру.
 

[1]. К. Н. Корнилов, Психология. Учебник для высших педагогических учебных заведений, Учпедгиз, 1934, стр. 89.
 

С точки зрения развития мускульно-двигательного типа памяти это вполне понятно. При употреблении всего двух пальцев для всей клавиатуры число падающих на каждый из них разнородных движений настолько велико, что необходимое для развития мускульно-двигательного типа памяти частое повторение одних и тех же движений почти никогда не наступает. Наоборот, при пользовании 4-6 пальцами не только уменьшается число падающих на каждый из них разнородных движений, но и самые движения становятся однороднее по длине и направлению.
 

Это привело к мысли о том, что методика обучения письму, не глядя на клавиатуру, должна не только использовать для работы все 10 пальцев обучающихся, но дать каждому из них определённый участок работы на клавиатуре. Таким путём всё многообразие разнородных по длине и направлению движений рук пишущего приводилось к весьма небольшому числу движений каждого пальца пишущего, совершенно тождественных по длине и направлению. Этим создавалась необходимая предпосылка для быстрого развития мускульно-двигательного типа памяти - частое повторение одних и тех же движений. Так был создан десятипальцевый метод обучения письму на машине, не глядя на её клавиатуру.
 

Против этого метода, однако, было сделано немало возражений. Практики машинописи прежде всего восстали против использования мизинцев, указывая, что не только машинистки-практики никогда не пользуются в своей работе мизинцами, но и окончившие специальные курсы впоследствии часто перестают пользоваться мизинцами. Некоторые же теоретики машинописи (в лице французских исследователей Лаи, Эту и др.) отвергли самое существо этой методики - твёрдую аппликатуру пальцев, т. е. постоянное распределение клавишей между определёнными пальцами пишущего. Они считают, что чередование рук даёт по быстроте движений наибольший эффект.
 

Следует отметить, что отказ окончивших специальные курсы от использования мизинцев на практической работе является следствием не ошибок метода, а результатом неправильной постановки рук у учащихся на курсах, точнее - результатом неправильного удара по клавишам (о чём речь будет дальше). При правильном ударе окончившие спецкурсы никогда не перестают пользоваться мизинцами. Машинистки-практики же никогда не пользуются мизинцами не потому, что эти пальцы непригодны для работы, а потому, что в обычных бытовых процессах мизинцы принимают наименьшее участие и являются наиболее непривыкшими к самостоятельным движениям. По бессознательной аналогии с этим самоучки и не используют мизинцы при работе на машине.
 

Что касается чередования рук, то хотя оно и приводит к наибольшей быстроте в последовательных ударах по клавишам, но находится в резком противоречии с частотой повторения однородных движений, как предпосылкой развития мускульно-двигательного типа памяти. Попытки создать методику "свободных" пальцев пока не привели к опубликованию такого руководства, по которому можно было бы приступить к обучению машинописи, и сама эта методика ещё находится в стадии исканий.
 

Итак, единственным оформившимся методом обучения письму на машине, не глядя на её клавиатуру, является десятипальцевый метод с твёрдым распределением клавиатуры на определённые участки (зоны), всегда обслуживаемые определёнными пальцами. Об этом уже нет больше споров среди педагогов машинописи.
 

Однако признание единства метода не есть ещё признание единства педагогических приёмов для обучения учащихся. Рассматривая многообразие педагогических приёмов, применявшихся в прошлом и применяющихся в настоящее время, приходится прежде всего прийти к заключению, что авторы этих приёмов, вполне разделяя основное положение, что возможность писать, не глядя на клавиатуру, достигается сокращением до минимума числа разнородных движений (а это и даёт твёрдая аппликатура всех десяти пальцев), не делают из этого положения необходимых выводов. Дав каждому пальцу учащихся только определённые движения на клавиатуре, надо не только изучить эти движения, но и превратить их в твёрдые навыки учащихся. Учащиеся должны так же тренировать эти движения, как тренируют их пианисты, гимнасты, танцоры и представители других профессий, связанных с механически точными движениями. Но и при твёрдом распределении клавишей на каждый палец обучающегося всё-таки приходится целый комплекс разнородных по длине и направлению движений. Поэтому изучать и тренировать сразу весь комплекс будет для учащихся гораздо труднее, чем изучать те же движения последовательно, переходя от одного к другому лишь после усвоения предыдущего. Наконец, исходя из общепедагогического и всеми признанного принципа обязательной последовательности в переходе от более лёгкого к более трудному, надо изучать и тренировать эти движения пальцев в такой последовательности, чтобы более чёткие движения изучались раньше более трудных.
 

Как известно из практики всех других дисциплин, связанных с движениями, тренировка их может быть достигнута только упражнениями и притом построенными, конечно, по определённой системе и в определённой последовательности. Вот этот-то последний вывод и не делается в достаточной степени многими из наших педагогов и авторов руководств по машинописи. Чем иным можно объяснить крайне незначительное по объёму количество упражнений для овладения техникой письма по слепому методу, помещённых в большинстве изданных до настоящего времени руководств, и отсутствие какой-либо системы в подборе этих упражнений там, где количественно число упражнений могло бы быть достаточным. Совершенно очевидно, что к этой важнейшей стороне методики машинописи относятся с большим пренебрежением, считая, что любое упражнение будет одинакова уместно, если только оно составлено из букв изучаемой зоны клавиатуры. По этим причинам на большинстве курсов машинописи не пользуются какими-либо печатными сборниками упражнений, а дают учащимся упражнения, составленные и подобранные кустарным порядком отдельными преподавателями. Методическая ценность таких кустарных сборников остаётся под большим сомнением, поскольку они не были опубликованы и система их подбора не подвергалась критике. На некоторых же курсах доходят до такого педагогического абсурда, как поручение подбора упражнений самим учащимся.
 

Результатами такого пренебрежительного отношения к системе упражнений являются большие трудности, которые учащимся приходится преодолевать при изучении техники письма по слепому методу. Получая непосильные для них упражнения, учащиеся не могут их выполнить в положенное время и, пытаясь помочь себе, начинают, естественно, "подглядывать" на клавиатуру и на движения своих пальцев. Борьба с этим "подглядыванием" проходит красной нитью через всю историю обучения по слепому методу и настойчиво ведётся и в настоящее время.
 

От применявшегося первоначально завязывания глаз трудности овладения слепым методом письма не уменьшались, но многие учащиеся из-за этого бросали обучение, считая, что слепое письмо выше их сил и способностей.
 

Изучение опыта замены "ослепления" учащихся "ослеплением" клавиатуры показало, что дело не в алфавите, а в клавиатуре, расположение которой запоминается учащимися чрезвычайно быстро, в особенности в пределах отдельных изучаемых зон. И при "ослеплении" клавиатуры учащиеся продолжали "подглядывать" себе на руки, контролируя глазами движения своих пальцев при выполнении каждого трудного упражнения.
 

Применение так называемой "клетки", закрывавшей от глаз учащихся не только клавиатуру, но и кисти их рук, казалось, давало преподавателям возможность отдохнуть от утомительной борьбы с "подглядыванием". Однако и при этом более трудные упражнения стали просто "не выходить" у многих учащихся, что крайне их нервировало. Кроме того, скоро обнаружилось, что "клетка" не даёт преподавателю возможности следить за правильным ударом учащихся и за соблюдением ими правильного распределения клавишей между пальцами рук. "Клетка" была также оставлена, и борьба с "подглядыванием" опять стала одной из важнейших обязанностей преподавателя машинописи.
 

Везде и всюду для борьбы с трудностями обучения применяется один и тот же педагогический приём: начинают с наиболее лёгкого и очень постепенно переходят к более трудному. Иногда даже искусственно создаются облегчённые переходные темы, если следующая тема значительно труднее предыдущей. И процесс обучения машинописи по слепому методу должен начинаться с упражнений настолько простых по движениям пальцев, чтобы выполнение их не требовало ничего, кроме элементарного внимания со стороны учащихся. Эти упражнения в дальнейшем должны усложняться в строжайшей постепенности. Например, если ряд первых упражнений состоит всего из четырёх движений пальцев, то ряд следующих упражнений должен состоять только из пяти движений и т.д. Или если при переходе от одной темы к другой учащиеся встречаются с целым рядом новых движений, то соответствующие упражнения должны быть составлены так, чтобы к усвоенным уже движениям везде, где возможно, прибавлялось бы только по одному новому движению. Далее, если в числе новых движений есть более лёгкие и более трудные, то сначала должны изучаться более лёгкие и только потом более трудные.
 

Составленный по такой системе курс упражнений настолько облегчает процесс усвоения учащимися слепого метода работы на клавиатуре, что становятся излишними все меры борьбы с "подглядыванием" (не только завязывание глаз и "клетка" для рук, но и "ослепление" клавиатуры). После 2-3 первых уроков учащиеся настолько овладевают процессом "слепого" выполнения несложных движений в простейших упражнениях, что в дальнейшем не делают обычно никаких попыток "подглядывать" на клавиатуру: случайно брошенный взгляд на клавиатуру вызывает даже у них ошибки и, следовательно, не помогает, а мешает выполнению задания.
 

Процесс обучения ещё более облегчается, если перед глазами учащихся находятся схемы клавиатуры с распределением их на зоны пальцев. Такими схемами издавна и пользуются на курсах машинописи. Их обычно делают очень большими и развешивают на стене так, чтобы они были видны одновременно всем учащимся. Назначение этих схем - облегчать учащимся представление длины и направления нужного движения пальца. Однако висящие на стене большие схемы цели не достигают. Находясь на разных расстояниях от учащихся, эти схемы в лучшем случае создают правильные представления о длине нужных движений пальцев лишь у тех немногих учащихся, которые сидят от схем как раз на таком расстоянии, с которого схемы представляются клавиатурой в её натуральную величину. Естественно, что большинство учащихся этими схемами не пользуется, и они остаются простым украшением стен аудитории.
 

Чтобы схема клавиатуры могла помогать учащимся правильно представлять длину и направление соответствующих движений их пальцев, схема должна быть сделана в натуральную величину клавиатуры и должна помещаться на пюпитре над валом машины, т.е. приблизительно на таком же расстоянии от глаз пишущего, как и подлинная клавиатура. Тогда все расстояния на схеме будут в представлении учащихся совпадать с расстояниями на клавиатуре, и учащиеся будут делать движения к нужным клавишам безошибочно, не нащупывая предварительно клавиши пальцами. Такое положение схем способствует запоминанию учащимися длины и направления необходимых движений их пальцев и постепенно создаёт в сознании учащихся ясное представление всей клавиатуры.
 

Итак, анализ слепого метода письма на машине, история методики обучения по этому методу приводит нас к следующим выводам.
 

1. В основе методики обучения машинописи должен лежать курс упражнений, составленный по принцип строго постепенного перехода от более лёгких упражнений к более трудным (с простейшими упражнениям в начале курса).
 

2. Для облегчения создания в сознании учащихся ясного представления о длине и направлении производимых ими на клавиатуре движений перед каждым учащимся должна находиться схема клавиатуры в её натуральную величину, размещённая приблизительно на таком же расстоянии от глаз учащихся, как и подлинная клавиатура.
 

3. Такие архаические меры, как завязывание глаз учащимся или закрывание их рук на клавиатуре какими-либо приспособлениями, должны быть оставлены не только как бесцельные, но и как вредные для процесса обучения. Также бесполезно во всех отношениях и закрывание алфавита на клавиатуре белыми или чёрными кружками.



В начало страницы